Доминион Альдмери, талморский боевой отряд
Имя, фамилия и псевдоним: Арнаирил.
Раса и пол: мужчина-альтмер.
Знак и возраст: Воин, 136 лет. 9-й день месяца Последнего Зерна, 4Э68.
Род занятий: воин, ветеран Великой Войны, член Талмора, капитан талморского боевого отряда.
Вероисповедание: почитает аэдра, среди них особенно ревностно – своего покровителя Ауриэля. Опасается лордов даэдра. Чурается даэдропоклонников. Неодобрительно относится даже к талморским соратникам, буде они (даже из патриотических побуждений) заигрывают с принцами Обливиона.
Внешность:
Рост — 197 см.
Цвет глаз — угольно-черные,
Тип, длина и цвет волос — длинные, прямые, цвета яркого золота.
Предпочтения в одежде — там, где доспех неуместен, предпочитает простую и функциональную одежду. Впрочем, не лишен вкуса: простота его облика по-эльфийски изящна.
Мимика и манера вести разговор — в походе, в военом лагере, где чувствует себя на своем месте, Арнаирил – харизматичный лидер с глубоким и звучным голосом, уверенными энергичными движениями, ясным взглядом и меткими словами. В “мирной” жизни среди политических дрязг и шпионских игрищ капитан как-бы цепенеет, уходя в угрюмое раздражительное молчание и со скучающим видом хоронится в тени более умелых болтунов. Светским манерам обучен весьма поверхностно; с близкими может пошутить, но с прочими обычно очень серьезен и немногословен. Плохой актер.
Отличительные черты —многочисленные старые шрамы на груди и один - сбоку ниже ребра.
Характер:
- его характер определяется двумя признаками: первый - это опасное сочетание бытового здравомыслия и экзистенциального идеализма. Как идеалист, Арнаирил не склонен к компромиссам с кем бы то ни было, даже с самим с собой. В борьбе за возвращение меретической эры, за благо своего народа он фанатически безжалостен и совершенно неспособен к диалогу. В мирной жизни – пожалуй, невыносимо скучен, так как не имеет никаких безобидных интересов и увлечений. Он из тех ветеранов, про кого говорят: “пока он жив, его война будет с ним”;
- второй отличительный признак – это приобретенная за годы воинской службы не то, что непривычка, а попросту невозможность существовать где-либо, кроме как в экстремальных условиях. Великая Война для него так и не закончилась. Днем она преследует его в мыслях, ночью – в цепких, как трясина, кошмарах. Худшим временем его жизни было, как ни странно, относительно спокойное время в Скайриме до окончания гражданской войны. Кругом были старые враги, которых нельзя было убивать. Треклятые званые вечера в посольстве, треп никчемных дельцов и трусливых политиков. Победа Ульфрика едва не отправила его на эшафот, но именно тогда, окруженный острой вражеской сталью, Арнаирил вновь ожил и почувствовал себя на своем месте;
- никакая карьера, кроме военной, ему не светила, да и не прельщала. Капитан не склонен к лжи и лицемерию; максимум, чему он научился, будучи юстициаром в Скайриме, так это промолчать, там, где не следует говорить правду. Вместе с определенной негибкостью ума и печально узким кругозором это сделало невозможным его дальнейшее продвижение в талморской иерархии. Арнаирилу, определенно, доверяют, но обычно используют, как орудие более рассчетливые члены фракции;
- считает себя лично виновным в пленении лорда Наарифина. Объективно, это ничем не подтверждается: в тот момент он ничего не смог бы сделать. Однако, предки Арнаирила несколько поколений служили гвардейцами и телохранителями предкам Наарифина, и, согласно своему пониманию древней альтмерской традиции, капитан попросту обязан был сделать все – в том числе и невозможное, - для защиты своего генерала;
- жизненный опыт сделал его нечувствительным к страданиям других. Жестокость, смерть, пытки он принимает, как обычную и неотъемлемую часть войны, не испытывая от них ни наслаждения, ни отвращения;
- однако, в отличие от многих других талморцев, Арнаирил лишен сословных предрассудков  и высокомерного эгоизма, и способен на искренне-благородное отношение даже к врагу, если тот заслуживает. Легче всего заслужить его уважение героизмом на поле брани;
- его заметная слабость, которая вызывает многочисленные насмешки знакомых (за спиной капитана, разумеется) – это малодушная, мальчишеская мстительность по отношению к бывшей жене. В юности Арнаирил позволил себе небывалую для традиционалистической альтмерской среды роскошь – брак по любви. В последствии жена от него ушла, и ее можно было понять: ведь одно дело выйти замуж за отважного романтика, другое – годами ждать мужа с войны и, наконец, оказаться под одной крышей с привыкшим командовать, снедаемым виной и тоской по битве, по ночам орущим от кошмаров ветераном. Арнаирил воспринял ее поступок, как предательство, и та давняя любовь превратилась в безрассудную ненависть. Для того, чтобы заслужить враждебность капитана и лицезреть его ярость, достаточно упомянуть не то, что его собственную разрушенную личную жизнь, а даже просто допустить случайный намек на случившееся;
- вообще же, чрезвычайно плохо относится к предателям. Лучше враг, чем предатель;
- и последнее, о чем никто не знает, и сам Арнаирил никому не расскажет. Он чувствует себя избранником своего божества, Ауриэля. Его легендарная отвага на передовой объясняется просто: он чувствовал, ясно и отчетливо, как дружеское прикосновение, что некая неведомая сила защищает его и не даст ему умереть. По крайней мере до того, как он исполнит некое предназначение. Вероятнее всего, это просто самообман фанатика. Однако, даже фанатики имеют право на утешение, и более того, порой самообман дает уверенность в своих силах, которая действительно способна свергнуть горы. Именно это – благородство и уверенность в своих силах – привлекают к Арнаирилу соратников, делая его одним из ярких лидеров в созвездии талморских боевых командиров;
Способности:
Физические — опытный атлет, посвятивший жизнь развитию физических способностей, великолепно владеет мечом и щитом, виртуозно держится в седле. В бою предпочитает тяжелый доспех. Хороший пловец. Очень вынослив, способен удивительно долго для мера переносить физические нагрузки, тяжелые условия, длительную неподвижность в засаде.
Магические — мастер Школы Разрушения.
Прочие —  опытный стратег и тактик. Хорошо владеет навыками выживания в глуши, не боится трудностей походной жизни. Знает родной эльфийский, бегло говорит на тамриэлике. С трудом понимает босмерис и нордик.
Имущество и личные вещи: тяжелая эльфийская броня, зачарованная на восстановление здоровья; меч, зачарованный на удар пламенем, и щит – просто щит отличной работы. Боевой конь белой масти. Родительский дом в Фестхолде. Деньги на расходы.
Из мелочи:
- кольцо ночного видения;
- старинный амулет с символикой Ауриэля, без каких-либо известных чар – дорогой сердцу подарок, полученный в одной давней памятной истории;


Связь: в ЛС. Аську и скайп, если необходимо, дам АМС и соигрокам в личном порядке.
Знакомство с миром: TES III-V
Откуда узнали про проект: от Неймона)
Цель игры: оправдать ожидания ГМов от данного акционного персонажа. А так вообще, пресечь сепаратистские настроения в Валенвуде, упрочить позицию Талмора в других провинциях, что-нибудь сделать с Неймоном, распространить власть Доминиона на Тамриэль, дождаться наступления на форуме меретической эры, выйти на пенсию, открыть в Фестхолде постоялый двор “Капитанская палатка”, где я буду продавать вино и давать квесты только что прошедшим приемку новичкам.
Пробный пост:

+

- Эй, эльф! Что сказала твоя мамочка, когда родила тебя? “А-а-а, глядите, разрази меня Обливион, у меня дерьмо шевелится!”, - еретик задорно засмеялся разорванным ртом, пуская по подбородку кровавые струйки. - Эй, эй! Слушай! А девки-то вокруг тебя так и вьются, поди. Каждая мечтает завести себе такую страшную подружку, чтоб рядом с тобой казаться красавицей!
Закатные тени легли на мхи и папоротники недалеко от Драконьего Моста. Поляна, где отдыхал маленький отряд, окрасилась в золотые тона. Где-то вдалеке глухо грохотал каскад, и ничто больше не нарушало задушевное молчание летнего вечера. Целый день Арнаирил и его двое подчиненных вели связанного пленника из глуши в посольство – ну, а он, всякий раз, стоило вытащить кляп, развлекал талморцев немудреными шутками и остротами. Рандил, самый молодой и глупый из солдат, уже однажды потерял самообладание и, если бы не помешал юстициар, забил бы старика до смерти. Вот и сейчас юного альтмера колотило от бессильной злобы, пока он пытался вставить в зубы старику горлышко фляги. Арнаирил коротко вздохнул и поднялся с земли, взял из рук солдата флягу и сам стал поить пленника.
- Ах... хороша водичка, - беззаботно засмеялся тот. - Держу пари, ты б и рад мне вместо этого кинжал всадить, да эмиссарша не велит. Сам сдохни, а меня живым приведи, верно, эльф?
Юстициар в ответ покривился и неопределенно покачал головой, давая понять: да, возможно, ты и прав, старик. Вдруг... То ли порыв ветра прошел по траве, то ли еще что, на границе слуха и предчувствия... Арнаирил настороженно обернулся.
- Что, фригидная стерва вас, как коз гоняет, да? - закаркал в ухо еретик.- Немудрено, раз у нее одной средь вас есть яйца!
-Рандил, - негромко окликнул Арнаирил остолбеневшего от ярости солдата.
Выражение его глаз в отряде понимали быстрее слов. Оба солдата вскочили на ноги. Юстициар сунул в рот пленнику окровавленный кляп, и насмешливая брань сменилась глухим сдавленным смехом и надсадным покашливанием. Несколько минут талморцы в молчании озирались по сторонам, ловя каждый звук. Грохотал водопад. Шелестела трава. Чирикнула какая-то птичка в ельнике. Наконец, эльфы выдохнули.
- Показалось, - проговорил Арнаирил. - Наверное, это просто ветер...
В ответ басово прогудела стрела и разбилась о камень прямо у ног юстициара. Лязгнуло призываемое оружие в руках талморских солдат. В ладони Арнаирила засверкал яркий сгусток молний. Свободной рукой юстициар развернул за плечо Рандила, уже готового гнаться за убегающим пленником.
- За скалы, - по-эльфийски скомандовал Арнаирил.
Скальный выступ утонул среди колючего кустарника, зато добраться до него можно было за десяток шагов. Стрелы взрезали воздух совсем рядом, Энельме за спиной коротко вскрикнула. Арнаирил только оглянулся – жива, бежит следом. Когда камни скрыли их от обзора лучников, с противоположной стороны поляны послышались воинственные крики нордов. “Братья Бури!” - поразился юстициар. Хватило же смелости появиться под носом у Туллия! Врагов все еще не было видно, но их было явно больше. Семеро или шестеро. Талморцев – трое, причем одна, возможно, ранена, а другой еще зеленый молокосос. Арнаирил обернулся к своим. Энельме встретилась с ним решительным взглядом и коротко кивнула. Рандил последовал ее примеру, но в его глазах юстициар заметил страх.
- Эй! - шепотом позвал Арнаирил.
А затем улыбнулся широкой,азартной улыбкой, полной презрения к врагу и к любой опасности. Агатово-черный глаз ободряюще подмигнул:
- Они же просто крестьяне, - шепнул Арнаирил.
Рандил все понял и тоже азартно ухмыльнулся в ответ.
Первых двоих, сунувшихся к ним, юстициар ударил сверкающими молниями с двух ладоней. Один упал, как подкошенный, задергался на земле уже в агонии. Второго, пока он не пришел в себя, Энельме втащила за скалу и со смачным хрустом вонзила меч в узкую грудь. Оставшиеся враги не спешили. До слуха Арнаирила доносились короткие команды – четкие и уверенные, как он сам бы командовал. Тот, кто командовал нападающими, был опытным воином. Лучники обходили, держа дистанцию, а бойцы, судя по звукам, подошли и остановились совсем близко от их убежища. Юстициар быстро выглянул и еще быстрее спрятался обратно (сразу две стрелы пронеслись мимо), однако успел увидеть, что противников оставалось четверо. Убитый Энельме брат бури валялся прямо под ногами. С него слетел шлем, и на альтмеров удивленно смотрело совсем юное, безусое лицо.
- Не посылай детей сражаться со мной! - крикнул Арнаирил своему главному противнику.
В ответ донеслись проклятия. Унижение, провокация – все хорошо, все годится, чтобы отвлечь внимание врага в решительную минуту. А вот и лучники! Юстициар встретил их огненной волной прямо в лицо. Один успел пригнуться, другой схватился за опаленной лицо – глаз у него больше не было.
- Вперед, - рыкнул Арнаирил.
Энельме золотой молнией рванула мимо него: вот она схватилась с уцелевшим лучником, уже вооруженным кинжалом. Два мощных заклинания истощили магические силы Арнаинила; как назло, в этих безопасных краях он взял с собой лишь длинный кинжал. Ему пришлось на мгновение наклониться, чтобы подобрать упавший меч мертвого норда, но в это мгновение распаленный азартом Рандил успел опередить своего командира. Уклонившись от атаки мечника, мальчишка бросился на крупного пожилого норда, стоявшего дальше всех. Шестое чувство запоздало отметило, что это, верно, и был предводитель братьев.
- Он мой! - крикнул Рандилу Арнаирил, но вряд ли был услышан.
На него кинулся мечник. Альмер принял удар по скользящей и пропустил противника мимо себя, чтобы вонзить клинок в беззащитную спину. Развернувшись туда, куда бежал изначально, он как раз успел увидеть, как упало на мох обмягшее тело Рандила. Норд поймал взгляд эльфа и криво усмехулся:
- Не посылай детей сражаться со мной...
- Будь ты проклят, - выдохнул Арнаирил, бросаясь в атаку.
А противник был хорош! Его первый удар едва не пробил блок эльфа, второй пришелся на уровне груди и, если бы не отточенная годами реакция, разрубил бы грудную клетку, как деревянную бочку. Арнаирил увернулся и зашел с боку. Как же не хватало сейчас боевого доспеха, будь проклята эта пафосная сорочка! Энельме расправилась со своими противниками и, яростно закричав, бросилась на выручку. Норд глянул на нее, отвлекся на долю секунды. В этот момент юстициар атаковал. Противник блокировал, но неудачно. В свою очередь, у альтмера хватало сил не пробить блок, а только продавить скрещенные мечи к лицу врага, и он без размаха ударил человека гардой в челюсть, оттолкнув от себя. Время работало на него, магические силы восстановились. Юстициар отступил назад и выстрелил цепью молний с одной руки. Тело, объятое электрическими разрядами, рухнуло на землю, и тут подоспевшая эльфийка проткнула его мечом.
Арнаирил опустил ладонь, все еще поблескивавшую искрами, и глубоко вздохнул. Энельме не видела, как погиб их соратник. Осознав, что их двое, она обернулась кругом, едва слышно произнесла имя и подбежала к телу юноши. Мертв, конечно, мертв. Арнаирил отошел в сторону, предоставляя ей убедиться в этом. Сейчас его задача - найти сбежавшего пленника. Потом, пока еретика будут допрашивать, заберут тело Рандила, обработают раны Энельме. А он, Арнаинил, дождется, пока пленник станет не нужен, и затем сам. лично, забьет этого веселого старика насмерть. Так, как запретил делать Рандилу. Да не из мести, во имя богов, нет же! Просто от того, что ты вдохновляешь на смерть наивных мальчишек, внутри остается тупая злоба, и ее не на ком выместить, кроме того, кого тебе положено называть врагом.

Отредактировано Арнаирил (2016-06-22 04:25:29)