Имя, фамилия и псевдоним: Ангальмо Валмир, Коллекционер (но чаще просто Кол) за глаза порою титулован Шваброй.
Раса и пол: альтмер-полукровка (с добавками от норда), вампир клана Антотис
Знак и возраст: 127 лет, 14 Сандаса месяца Последнего Зерна 78 года 4 Эры; воин
Род занятий: ассасин Братства, бывший наемник и охотник на монстров.
Вероисповедание: поддерживает  видимость  поклонения традиционному альтмерскому пантеону божеств; по "должности" молится к Ситису и Матери Ночи.
Внешность: Внешность Ангальмо создает обманчивое впечатление постоянно витающего в облаках уже не молодого, но и не старого альтмера с очень легкими жестами и мягкой походкой, невыразительной мимикой и эмоциями и совершенно отстраненным взглядом. Его скуластое, с резкими чертами и высоким лбом, породистое лицо почти всегда выражает скуку или безразличие, а руки или скрещены на груди или сомкнуты в замок за спиной. Нос с горбинкой, его крылья и переносица узкие, кончик чуть заострен. Губы пухловаты, совсем как у молодой девушки. Подбородок и щеки гладко выбриты, в угоду скупому росту растительности на лице. Кожа бледно-желтого цвета, чуть светлее, чем у большинства сородичей. Пальцы длинные, ловкие, немного напоминают паучьи лапы, часто на подушечках и ладонях имеются следы ожогов.
Валмир немного небрежен в одежде, хоть и не позволяет себе расхаживать в лохмотьях или, тем более, обносках. Питает страсть из цветов - к красному и фиолетовому, из одежды - к многочисленным робам и плащам с капюшоном, из оружия - ко всему акавирскому.
"Счастливый" обладатель пронзительного, громкого и крайне не приятного на слух голоса, в котором при сильном волнении или злости появляются еле заметные визгливые нотки. Говорит обычно вежливо, избегая употреблять нецензурные выражения, правда, когда выходит из себя, то скатывается к банальной уличной ругани.
Рост — 192 см
Вес — 95 кг
Цвет глаз — цвет его глаз свойственен всем вампирам – в них фактически отсутствуют белки, радужка, зрачок, прикрытые ярким багрово-пламенным сиянием.
Тип, длина и цвет волос — прямые до плеч, вздыблены подобно половой щетке, аккуратно подвязанные сыромятным ремешком, чтобы на глаза не падали, светло-соломенного цвета.
Отличительные черты — этот альтмер обыкновенного (среди его сородичей, разумеется) роста, но весьма плечистый и подтянутый, что не типично для эльфов. На спине и руках имеются татуировки, чей смысл и содержание ни для кого, кроме него не известны. Также отличительной чертой является манера двигаться - походка у Валмира очень быстрая, при этом он слегка наклоняется вперед и довольно широко шагает. Вдобавок он еще не сильно, но заметно пружинит при ходьбе.
Биография: Родился я в Коловии, а именно в Великом Лесу, графстве Коррол и одноименном городе. Коловия это славное местечко, родина геноцида, императоров и генералов Империи, так что при рождении пришлось впитать в себя саму суть, мистический "дух" этого места. И дух этот был далеко не самым добросердечным или же благородным. В один из дней моего рождения Луны покинули небеса, повсюду сея дурные предзнаменования, возможно их уход отчасти повлиял и на меня. Многого рассказывать о своей семье нет смысла - мама держала лавку ростовщика, а папа носил гордое звание волшебника-наставника для разных великовозрастных и не очень оболтусов. Я не был единственным ребенком в семье, но именно ко мне было самое отвратительное отношение. Видите ли, мама умерла во время родов, а до оных ходили разные грязные слухи о том, что я у нее "со стороны". Говорят, в моих жилах течет кровь неизвестного норда, что, впрочем, объясняет некие аспекты моего телосложения - а я вышел куда крепче своих чистокровных сородичей. Жил я в семье словно неродной, а вскоре и вовсе был отправлен на подселение к немного сумасшедшей тетушке Эниль. Бедняжка была одержима способами выращивания корней Нирна на дому и ничто, кроме этих корней ее мало интересовало. Впрочем, она не была скупой и куда более щедро оплачивала мое обучение, в том числе и у сноба-отчима. Чего уж греха таить, никогда не считал этого альтмера отцом. Но учил он здорово, на совесть, жаль магия не была мне по душе. Я жаждал боя.
Из всех воинских искусств мне больше нравились мечи и рукопашный бой. Нет, я не брезговал получаемыми знаниями, но... То щемящее ощущение полнейшей непобедимости, когда в твоей ладони рукоять клинка, когда его лезвие врывается в плоть врага, пьет его кровь. И та особенная близость в кулачном поединке, когда с тебя сходит вся эта цивилизованная шелуха и остаются лишь истинные чувства упоения схваткой. Наставники всегда отмечали меня среди других. И я старался всегда оправдать оказываемое ими доверие, ведь я давно уже заметил, что со мной наставники ведут себя несколько иначе - они ставят более сложные задачи, обучают особым приемам, которые не доступны для большинства учеников.
Разумеется, ни о какой свадьбе с "истинными аристократами" и речи быть не могло, когда я достиг совершеннолетия. Отчим, буду так его звать лишь из уважения к духу покойной матери, решил выдать за меня какую-то оторву из семьи коллег-ростовщиков, знававших маму. Моя будущая супруга была страшно худая, страшная, занудная и с гонором больше моего. Такого посягательства на свою жизнь и свободу я стерпеть не смог, тем более что связываться с женщинами как-то иначе, чем в мимолетных интрижках и кратковременных связях на редких пирушках среди компании шалопаев моего возраста (помню, как-то мы так набрались, что пошли к одному орку-мастеру татуировки и заказали у него «что-нибудь таинственное», ох, даже вспоминать стыдно) я пока что не собирался. А семья, не было у меня и в мыслях желания создавать семью, то бишь  жениться и настругать кучу-малу из орущих и писающихся ребятишек разного пола - нет уж, спасибочки. Мне был дан год на завершение обучения и "приведение себя в подобающий вид", по истечению которого я должен был сунуть голову в семейную кабалу. Этот год я провел прощаясь со старой жизнью, а потом просто сбежал за неделю до "торжества", пристав к небольшой группе странствующих "Псов Войны". Ребята они были компанейские, не кичливые и очень интернациональные - там были двое имперцев, вечно бурчащий орк, чудаковатая босмерка, хитрый аргонианин и норды, муж с женой. О проведенных с ними временах мне нравится вспоминать. Возможно, в их компании я обрел некое, пусть и отдаленное, но все же понятие о семье.
Мы шли любой дорогой, на которую падал чей-либо взгляд, и принимались за любую работу, если считали ее достойной наших клинков (хвала тем рекомендательным письмах, что демонстрировал старина Башнаг, они поднимали наш авторитет в чужих глазах, да и гонорар заодно). Я всегда хотел того, чего мне так недоставало - спокойного и размеренного совершенствования и я его получил. Я не стеснялся брать уроки воинского (и не только) ремесла у товарищей по отряду, а перед сном читать учебники, "позаимствованные" из папенькиного кабинета. В моих странствиях однажды повстречался весьма странный клинок - он был похож на акавирский, но с уникальной цубой в виде пары летучих мышей по разные стороны клинка, а также чёрной цукой. Я определил, что он имеет вампирическое зачарование, но вот кто был его хозяином, увы, не смог. Харальд долго вертел его в руках, но так ничего и не добился о материале, из которых он был сделан - похоже на сталь, но с неизвестными добавками. Вот именно с этого меча в моем сердце вспыхнула настоящая страсть. Я стал словно одержим подобными мечами, скупал книги, где было хоть какое-нибудь упоминание о подобного рода оружии. За эту страсть меня-то и прозвали Коллекционером, а для своих просто Колом.
Пусть одинокий наемник порою зарабатывает меньше, чем бойцы регулярной армии, но мне нравилась жизнь. До тех пор, пока не началась война, Великая Война.
Великая Война. И чего в ней было такого Великого? Как по мне, так это больше смахивало на массовую резню с обеих противоборствующих сторон. В жарких спорах, о том, кто же истинно прав и что делать распалась группа "Псов Войны". Жаль, но политика иногда мешает жить. Вольный воздух и простая пища поубавили оголтелого эльфийского патриотизма в моей голове, но все же я не мог полностью быть на стороне Империи. Да и не хотелось мне идти в солдаты, чтоб сложить свою голову неизвестно где и невесть ради кого. Здоровый альтмерский эгоизм! По стране рыскали разведчики и шпионы, мародеры и дезертиры с обеих сторон, наконец, просто мутные личности в весьма крупных компаниях для одного, пусть и весьма умелого клинка. Я старался не попадаться на глаза военным патрулям и избегать больших городов, пока мне это вконец не надоело. И как когда-то в "щенячьей молодости" я решил выбрать себе новый путь. Он был холоден, пах медовухой и волчьими шкурами - вы, разумеется, догадались, о чем я веду речь - о Скайриме, холодной и неприветливой провинции Империи. Правда, как оказалось, нравы там горячи, как нигде в Тамриэле, но об этом будет отдельный рассказ.
Скайрим. Я пришел сюда в самый разгар войны, а позже столкнулся с выросшим уровнем местного дружелюбием местного населения - оказывается, если у тебя острые уши и по всему телу не растут волосы, то ты автоматически будешь определен в существа "второго сорта", ибо Скайрим, он, оказывается, для нордов! Последнюю фразу нужно выкрикивать во всю луженую медовухой глотку, одновременно стуча в волосатую грудь здоровенным кулаком с обкусанными ногтями. Очень странная реакция, но, похоже, типичная для проигравших. Ну а в остальном местечко это до боли интересное. Я слонялся по разоренному недавней войной  Скайриму, перебирал работы, одну за другой. Где-то я рубил лес, а где-то вырубал целые полчища неумелых бандитов. Работы хватало и септимы текли в мой карман если не рекой, то стабильным ручейком. Удача улыбалась мне - во время исследования одного грота я обнаружил брошенный алтарь Таллоса, на котором покоился клинок. Нет, Клинок. Он стал вторым мои приобретение в Коллекции. Но мне всегда не хватало чего-то... В попытке успокоить жажду приобретения, я закал у одного из кузнецов серебряный клинок – точную копию акавирского. Третий. По сравнению с основой моей Коллекции он смотрится как бастард среди аристократов, но он так же смертоносен, как и те двое.
Однажды моя жизнь сделала резкий поворот. Пока люди и меры продолжали воевать друг с другом, то проигрывая, то выигрывая, я занимался уже привычным ремеслом наемника. В Скайриме, как оказалось, тоже нет ни одной нормальной организации для наемных мечей, зато есть компания неких Соратников, у которых слишком уж завышенные требования к новичкам, да и вообще они мне не пришлись по нраву. Плюнув на них с высоты моего превосходства, я, как и прежде бродил по дорогам и коротал вечера в тавернах, занимаясь ликвидацией разбойников и досаждающих лесозаготовщикам и караванщикам монстров и хищников. Пока не встретился с хищниками иного рода - вампирами. В Сиродииле эта братия сидела тише, а тут они воспользовались волнениями и разногласиями между местной знатью - ярлами, и стали потихоньку выходить на свет. Не будучи сильно "подкованным" в их видовых и клановых различиях, я все же сделал вывод - они были не местными, как и я. Зачищая одно логово вампиров вместе с парочкой храбрых парней, таких же "диких гусей" как и я, мы попали  засаду неподалеку от Хелгена. Это были Они, пришлые. Выжить удалось мне одному, но за жизнь я расплатился жизнью. Своей жизнью - когда я понял, что это сангвинаре, то было уже слишком поздно - их главарь смог отравить меня смазанным ядом кинжалом. Я успел принять противоядие, но все равно свалился в муках и тошноте, и в результате чего и опоздал с лечением.
Я обратился. А как обратился, то увидел жизнь в ином свете и под иным углом - с моих глаз спала пелена невежественной и глупой морали. Я увидел жизнь во всей ее первобытной красоте и течении. И в ней был всего один закон: сильные выживают, а слабые гибнут! В Сиродииле я нередко зарабатывал на жизнь охотой, а тут я понял, что охота на людей и охота на зверей мало чем отличается по своей сути - ты убиваешь ради пропитания, только и всего. Но чтобы не скатиться в пустыню кровавого безумия, я стал носить серебро - его постоянная боль отрезвляет мой разум, позволяет быть выше инстинктов. От моего противника в наследство помимо разного барахла достался четвертый клинок. Мои глаза светились от счастья и от новообретенных сил.
Клинок. Тот самый акавири, который достался мне в одном логове некроманта в Бравиле, теперь алые сполохи на его лезвии светятся иначе, сияют в темноте, призывно и маняще - он пьет кровь моих врагов, передавая их жизненную силу напрямую хозяину. Странно, но раньше я не замечал, насколько это приятно. Кто же был тот таинственный мечник?
Уже после убийства императора, Тита Мида Второго, а вслед за ним и местного царька Буревестника, со мной связались - ими оказались легендарные ассасины, последователи запрещенного культа Нечестивой Матроны - Темное Братство. Я помнил еще слухи о том, что их организацию последнее время преследовали сплошные неудачи, но, похоже, что они вновь вставали на ноги. Устав от своего одиночества, я решил примкнуть к ним, хотя бы ради хорошей компании. А какой же еще компании желать одинокому вампиру в Скайриме? Уж точно не своры злобных огнедышащих тварей, что до недавнего времени считались легендами и делали Старое Королевство еще более небезопасным. Что же, меньше будет желания ночевать на открытой местности. Кто знает, может в их рядах я смогу пополнить свою Коллекцию?

Характер: Если сказать кратко, то, даже приняв новый статус ассасина, он по-прежнему остается в глубине души воином. Человеком меча, если хотите, меченосцем. Меч всегда был и есть для него неким правилом, единственным не лживым компасом в этом мире под Лунами.
Ангальмо не слишком общителен, впрочем, а как может быть еще, с таким-то характером и должностью. Однако он всегда подчеркнуто вежлив по отношению к своей новой Семье, хотя даже сами воспоминания об этом слове - семья - подернулись стылым пеплом пережитого. Если это возможно, старается сначала просчитать ситуацию, а потом уже бросаться в драку, но если времени на раздумья нет, то способен реагировать молниеносно, отдаваясь пьянящей музыке боя. Внешне он всегда спокоен, в редких случаях выдает свои эмоции. Даже во время боя мышцы на его лице обычно находятся в статическом положении. Он не испытывает жалости к слабым, зато уважает и ценит сильных людей, и не важно союзник это или противник. Пожалуй, что, убийство теперь единственное достойное занятие для него. Кто-то умеет дарить жизнь, а кто-то отнимать, так вот Валмир из вторых. Он вообще может убить кого угодно. С абсолютно спокойным выражением лица, бывший наёмник, а ныне ассасин Темного Братства, может вырезать хоть целую деревню, если за это задание ему хорошо заплатят.
Страхи, даже у вампиров они есть и это далеко не всегда солнце или собственная смерть. Его страшит иное – потеря самоконтроля, которую он воспринимает как потерю самого себя. Голод вампира способен смести все барьеры. Идеальный хищник не тот, у кого клыки острее, но тот, кто умеет ими верно и своевременно пользоваться. Расчет, вдумчивость, тактика, стратегия – именно на них опирается Ангальмо, планируя очередной заказ. Он страшится променять музыку боя на безумные вопли берсеркера.
Желания. Есть лишь одно качество, могущее поспорить с его хладнокровием - желание коллекционировать и обладать. Оружием. Но не простым, а акавирским - и это настоящая страсть, тщательно скрываемая им ото всех окружающих.
Способности: сильнее и быстрее обычных людей за счет вампиризма, но не намного.
Физические — Один из лучших мечников Коррола, Валмир за долгие годы жизни странствующего наемника смог улучшить свои навыки фехтования практически до идеала, так, что мало кто может превзойти его в бою на мечах. В бою не пользуется щитом, зато умеет парировать клинком встречные атаки.
В обращении с дробящим оружием слабее, но тоже не новичок, предпочитающий боевому топору хорошую дубинку из качественно просушенного дерева и с металлической оковкой.
Лучник с навыками выше среднестатистического, при обучении попадал в центр мишени семь раз из десяти попыток, позднее навык возрос, но все равно лук не является его любимым оружием.
Хорош в рукопашном бою, что всегда подмечали его наставники, очень любит драться без оружия и не дает своим навыкам "устареть", тем более, когда ты альтмер и живешь в Скайриме, то ты должен всегда быть готов к "внезапному" мордобою со скайримскими северными патриотами, любящими включать стиль "пьяного мастера".
Доспехов не носит, предпочитая искусство бездоспешного боя, в котором достиг неплохих показателей. Вообще к боевой акробатике у него явный талант.
Магические — Школа разрушения (ученик): основы и базовые умения школы магии разрушения были привиты еще его отцом и закреплены неспешным изучением захваченных из его кабинета учебников долгими ночами под открытым небом, а также наемничьей практикой. Владеет парочкой несложных электрических заклятий, плюс традиционное "вампирское высасывание".
Школа иллюзии (адепт): его, так сказать, основная магическая специализация – страх и очарование, так жизненно необходимые каждому вампиру. Отвести стражникам и торговцам взгляд от клыков и красных глаз, приглушить шаги, напугать противника – знает, умеет, практикует.
Вампиризм и все-все-все...
Прочие —  Хороший охотник-следопыт, умеет выслеживать добычу, ставить ловушки и капканы, ориентироваться на местности, ну и еще неплохо ловить рыбу. Знаток постановки засад и кое-никах умений в скрытном передвижении (хотя больше полагается на вампирские силы и зачарование сапог). Кулинар аховый - все им приготовленное может есть только он сам и никто другой. Владеет языками: альдмерис, тамриэлик и немного нордик, читает и пишет без ошибок, знает множество интересных историй и может красиво их рассказывать. Неплохо поет и играет на флейте и танцует (благородное воспитание включает в себя танцы и игру на музыкальных инструментах), но только когда сам этого возжелает. Умеет бесить одним только своим присутствием. Не утонет, если попадет в озеро или реку, прокатиться на лошади и не свалиться при первой же грязной попытке подлого мерина сбежать из-под бледной задницы бывшего наемника. Знания в алхимии глубокие, но бессистемные и только лишь теоретические. 
Имущество и личные вещи: свободного покроя темно-красный балахон с широкими штанами, щегольскими сапогами из тонкой кожи и кожаными же перчатками (перчатки оснащены «когтями»  для безоружного боя, роба зачарована на заживление ран и восстановление здоровья); вампирический клинок, трофейный меч клинков, безымянный акавирский меч; костяной композитный лук и к нему колчан на 50 стрел, а также чехол-саадак, стрелы - стальные и серебряные; золотое ожерелье (чары защищают от вражеской магии); стальной кинжал (больше для хозяйственных нужд), серебряный меч-клинок (для себе подобных), комплект робы ТБ. Уникальные по своей схеме ножны – сделанные в перехлест ремни удерживают все четыре клинка под рукой, два по бокам и два за спиной. 
Из повседневного - ночная рубашка и легкие порты, походный кошель для разной полезной мелочи, испытанный в долгих странствиях рюкзак, подбитый мехом темный плащ с глубоким капюшоном, специальная фляга для крови, карта Скайрима, палатка из кожи с меховой "обивкой", костяная флейта, фамильный перстень (золото и три аметиста), несколько обучающих книг по магии, огниво и трут в мешочке, фляга с вином, запасная тетива для лука, оселок, складная удочка с запасной леской и набором крючков, кошелек с полусотней септимов на мелкие расходы и т.п.
Сивый мерин по кличке Волк, как средство транспортировки (кусается, зараза)


Связь: ВК есть у одного из админов
Знакомство с миром: The Elder Scrolls Wiki
Откуда узнали про проект: из РПГ-топа
Цель игры: попить свежей нордской крови, спеть у костра, получить контракт на убийство короля или там императора
Пробный пост: тыц

Отредактировано Ангальмо Валмир (2017-10-03 08:32:04)